live
08:10 "Легенда о Брюсе Ли". Художественный фильм. Китай, 2009 [16+]
08:10
"Легенда о Брюсе Ли". Художественный фильм. Китай, 2009 [16+]
11:55
II Европейские Игры. Стрельба пулевая. Винтовка. Смешанные команды. Финал. Прямая трансляция из Белоруссии
12:55
Новости
13:00
Футбол. Кубок Америки. Эквадор - Япония. Трансляция из Бразилии [0+]
15:00
II Европейские Игры. Велоспорт. Шоссе. Мужчины. Гонка с раздельным стартом. Финал. Прямая трансляция из Белоруссии
16:00
II Европейские Игры. Дзюдо. Смешанные команды. Прямая трансляция из Белоруссии
17:30
Новости
17:35
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:20
"Страна восходящего спорта" [12+]
18:40
"Легко ли быть российским легкоатлетом?". Специальный репортаж [12+]
19:00
"Мастер спорта с Максимом Траньковым" [12+]
19:10
Смешанные единоборства. Афиша [16+]
19:40
Новости
19:45
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
20:30
II Европейские Игры. Трансляция из Белоруссии [0+]
21:00
"Дархэмские быки". Художественный фильм. США, 1988 [16+]
23:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:30
"Молодая кровь". Художественный фильм, США, 1986 [16+]
01:35
Профессиональный бокс. Х. Ф. Эстрада - С. С. Рунгвисаи. Бой за титул чемпиона мира по версии WBC во втором наилегчайшем весе. Трансляция из США [16+]
04:00
Гонки на тракторах. "Бизон трек шоу 2019" [0+]
05:40
"УГМК. Совершеннолетие ". Специальный репортаж [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
09:10
Новости
09:15
Китайская формула". Специальный репортаж [12+]
09:35
"Легко ли быть российским легкоатлетом?". Специальный репортаж [12+]
Футбол

«Молчание равносильно трусости и малодушию». 30 лет кошмару на «Хиллсборо», который изменил английский футбол

«Молчание равносильно трусости и малодушию». 30 лет кошмару на «Хиллсборо», который изменил английский футбол
Трагедия на стадионе «Хиллсборо» / Фото: © Manchester Daily Express / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
15 апреля 1989 года в Шеффилде во время полуфинального матча Кубка Англии между командами «Ноттингем Форест» и «Ливерпуль» произошла одна из самых жутких трагедий в истории футбола. Великобритания сделала выводы.

В английском футболе было два события, коренным образом повлиявших на решение проблемы безопасности на стадионах. Первое — трагедия на брюссельском «Эйзеле». В 1985 году там состоялся финал Кубка европейских чемпионов с участием «Ювентуса» и «Ливерпуля». За час до его начала английские фанаты спровоцировали беспорядки, в результате которых на людей рухнула каменная стена. 39 погибших, около 400 раненых — таков печальный итог. Английские клубы были на 5 лет исключены из еврокубков, «Ливерпуль» заработал шестилетнюю дисквалификацию.

Трагедия на стадионе «Эйзель» / Фото: © globallookpress.com

Вторая драма разыгралась на стадионе в Шеффилде, где в Кубке Англии-1989 встречались «Ливерпуль» и «Ноттингем Форест» (полуфиналы этого турнира играются на нейтральных полях). Зрители верхних рядов стоячего ливерпульского сектора прижали нижних болельщиков к решеткам безопасности. 96 погибших, 200 раненых.

После этого Туманный Альбион осознал: нужны перемены. Хотя и странно, что только после этого.

В 1988-м те же играли там же. В том же турнире. И тоже была давка, правда, без жертв. Спустя год «Ливерпуль» попросил перенести матч на другую арену, но получил отказ футбольной ассоциации (FA).

Трагедия на стадионе «Хиллсборо» / Фото: © Roger Hutchings / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Вообще тема смертей и трагедий в британском футболе уходит корнями во времена его зарождения, в ХIII век. В средневековых матчах принимали участие сотни игроков, и эти ожесточенные схватки между жителями соперничающих деревень и городов часто использовались как средство разрешения старых споров, личных обид и земельных вопросов.

Только два периода в британской истории свободны от насилия, связанного с футболом: годы между двумя мировыми войнами и десятилетие после Второй мировой войны.

«Я протестую против того, что это может быть названо дружеской стычкой, или игрой, или отдыхом, — кровавая и грубая забава, а не мужественный спорт или развлечение. Разве не таятся они, чтобы половчее наброситься на своего противника, и ударить его, и опрокинуть, пусть и на жесткие камни? И неважно, где это будет, на полях или в горах, в долине или на холме. Только тот, кто выдержал все и оказался победителем, может считаться настоящим мужчиной. Кто же, если не он?» Филип Стаббс, «Анатомия оскорблений», 1583 год.

Первоначальная народная форма футбола, в который играли по праздникам, представляла собой слегка регламентированные драки, «тесно вплетенный в общество вид отдыха, служащий уравновешивающим механизмом». Всплески насилия на современных матчах в Европе вызывают чуть ли не истерическую реакцию, но предки не находили ничего странного или угрожающего в кровавых истоках современной игры.

Терпимость к футбольному насилию, однако, не была повсеместной. Еще в XIV веке раздавались призывы контролировать игру, из-за которой обыватели старались держаться подальше от рынков и ярмарок, что плохо сказывалось на торговле. Когда игра докатилась до Лондона, где в нее втянулись соперничающие группы подмастерий, запреты последовали очень быстро. Николас Фарндон, мэр Лондона, первым в 1314 году выпустил следующую прокламацию:

«Вследствие значительных волнений в Сити, вызванных беспорядками в общественных местах из-за ударов по мячам, отчего может произойти много зла, да не допустит этого Господь, мы запрещаем именем Короля под угрозой заключения в тюрьму такие игры. Отныне они не должны иметь место в этом городе».

Несмотря на многочисленные аресты, игры продолжались. До 1660 года в Англии и Шотландии было предпринято еще 15 попыток административно контролировать будущий футбол, который на севере острова характеризовался «связью с пограничными набегами и жестокостью; часто матч был прелюдией к рейду через границу, который совершался теми же горячими головами».

В свидетельствах XVII века упомянуты сотни игроков в футбол, разрушивших дренажные канавы и учинивших беспорядки в городах. К XVIII веку игра приняла выраженную политическую направленность. В 1740 году матч в Кеттеринге, в котором участвовали по 500 человек с каждой стороны, стал слегка закамуфлированным голодным мятежом, целью которого было ограбить местный склад зерна. В 1829-м заезжий француз, видевший футбольный матч в Дерби, воскликнул: «Если они называют это футболом, то что они называют дракой?»

Лондон, около 1775 года / Фото: © Hulton Archive / Stringer/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

В 1909 году случился настоящий мятеж. Судьи отклонили требования фанатов о дополнительном времени после ничьей между «Рейнджерс» и «Селтиком». В последующих событиях приняли участие 6000 зрителей, пострадали 54 полицейских, был нанесен серьезный ущерб стадиону и уничтожены почти все уличные лампы Хэмпдена. А в 1936-м «Брэдфорд Парк» закрыл трибуны на три месяца после того, как судью забросали грязью.

С Брэдфордом связана еще одна жуть. В 1985 году на стадионе «Вэлли Пэрейд» случился пожар. Кто-то бросил окурок, под трибуной загорелся мусор, затем и вся трибуна. Людей накрыло горящим брезентом. Погибло 55 человек, больше половины — старики и дети. Уже тогда одной из причин стали закрытые стадионные ворота, к которым мы обязательно вернемся.

Вот далеко не полный список британских футбольных неурядиц в период до середины XX века, когда проблема вышла на новый уровень. Не придирайтесь к слову «футбол» — речь, конечно, о его прообразе.

1314 год — Король Эдуард II запрещает футбол.

1349, 1388, 1410 годы — футбол запрещен в Лондоне в связи с жалобами торговцев.

1364 год — синод в Или запрещает духовенству играть в футбол из-за жестокого характера игры.

1477 год — король Эдуард IV издает эдикт против футбола.

1496 год — его примеру следует король Генрих VII.

1539 год — из-за жестокости запрещен ежегодный матч в Честере.

1555 год — из-за постоянных и массовых увечий запрещен футбол в Ливерпуле.

1576 год — в хрониках графства Мидлсекс записано: «100 человек незаконно собрались для игры в футбол, были серьезные нарушения общественного порядка».

1579 год — после начала матча со студентами Кембриджа горожане Честертона палками загнали соперников в реку.

1581 год — во время матча в Эссексе один фермер убит двумя другими.

1608 год — футбол запрещен в Манчестере из-за беспорядков, учиненных «группой невежественных людей».

1638 год — футбольная толпа разрушила дренажные канавы на острове Или и в Фенленде.

1768 год — в Холанд-Фен и Вест-Хэддоне на футбольных матчах были разрушены заградительные заборы.

1797 год — в Кингстоне-на-Темзе традиционный матч во вторник на Масленичной неделе перешел в драку после того, как три участника были арестованы магистратом.

1846 год — остановлен матч в Дерби, был зачитан закон о беспорядках и вызваны два отряда драгун. Толпой был ранен мэр.

1881 год — на станции Уиган два железнодорожника были избиты до бессознательного состояния группой, едущей на матч «Ньютон» — «Престон».

1893 год — во время матча «Нотингем Форест» — «Вест Бромвич Альбион» зрители вышли на поле и подрались с игроками гостей.

Футбольный состав Королевского Арсенала / Фото: © Hulton Archive / Stringer/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

1896 год — возвращаясь с футбольного матча, три молодых человека напали на полицейского сержанта и убили его, а также нанесли увечья констеблю.

1905 год — матч «Престон» — «Блэкберн», задержаны за хулиганство несколько болельщиков, в том числе пьяная и невменяемая 70-летняя женщина.

1906 год — кубковый матч «Тоттенхэм» — «Астон Вилла» пришлось прекратить из-за выхода болельщиков на поле во время перерыва.

1934 год — болельщики «Лестера» нанесли ущерб поезду, в котором возвращались с матча в Бирмингеме.

1935 год — полиция атаковала дубинками фанатов, бросающих камни во время матча «Линфилд» — «Белфаст».

1936 год — на игре в Вулверхэмптоне болельщики «Уондерерз» атаковали игроков «Челси». Позже начались протесты против решения руководства клуба о продаже лучших игроков.

1954 год — несколько сотен зрителей вышли на поле во время матча дублеров «Эвертона» и «Болтона». Взрывали фейерверки, побили судью на линии.

1955-56 годы — болельщики «Ливерпуля» и «Эвертона» установили рекорд по ущербу поездам, в которых они добирались на гостевые матчи и обратно.

ФК «Ливерпуль» — ФК «Эвертон» / Фото: © Mirrorpix / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Многое из перечисленного, ясно, связано с хулиганизмом. Благодаря разнузданному поведению толпы и газетам, делавшим на этом тиражи, британские фанаты заработали репутацию неконтролируемой злобной силы. Ужас на «Хиллсборо», где 15 апреля 1989-го были задавлены насмерть 96 болельщиков «Ливерпуля», выбивается из общего ряда. Люди стали жертвами неспособности полиции Южного Йоркшира установить контроль над толпой и плохого состояния стадиона.

Все случилось на трибуне «Леппингс Лейн», названной так по имени прилегающего переулка. Около 14:30 по Гринвичу туда подтянулась большая толпа болельщиков. Они слегка задержались в дороге: на трассе М62, которая ведет из Ливерпуля в Шеффилд, производились дорожные работы. Инструкция, действующая на английских стадиона с 1927 года и предписывающая не допускать скопления людей, была проигнорирована. Многотысячная толпа фанатов «Ливерпуля» сконцентрировалась у ворот «Леппингс Лейн», началась давка.

За 20 минут до начала игры самые популярные стоячие сектора 3 и 4 за воротами уже были заполнены зрителями, это отметили комментаторы BBC и начальник матча — главный суперинтендант Дэвид Дакенфилд, наблюдавший за происходящим из комнаты полицейского контроля. Толпа снаружи продолжала напирать, но мер, чтобы остановить этот процесс, принято не было. Испугавшись людского потока, полицейские лошади перестали повиноваться наездникам.

В 14:47, за 13 минут до начала матча, копы, находившиеся за пределами стадиона, передали по рации Дакенфилду (для него это был первый большой матч в новой должности), что столпотворение становится опасным; если ворота не будут немедленно открыты, возможны человеческие жертвы. После недолгого раздумья Дакенфилд дал команду открыть вход С, и около 2000 ливерпульских болельщиков двинулись на огороженную решетками трибуну. Толпа текла по проходу и первым делом попадала как раз в забитые сектора 3 и 4. Количество болельщиков, находившихся в них, как минимум вдвое превышало номинальное число мест. Люди, напиравшие сзади, не могли видеть, что пространство перед ними заполнено до предела. Зрители первых рядов оказались придавлены к металлическим прутьям и стали задыхаться.

Трагедия на стадионе «Хиллсборо» / Фото: © globallookpress.com

Кто-то карабкался по забору, а кого-то подхватили на руки болельщики, находившиеся выше. Давка стала невыносимой именно тогда, когда прозвучал стартовый свисток. Болельщики пытались привлечь внимание полицейских, но безуспешно. Позднее фанаты жаловались на то, что стремившихся выбраться из огороженной зоны полицейские заталкивали обратно, подозревая их в желании выйти на футбольное поле. Люди гибли, но выпускные ворота оставались запертыми.

К 15:05 болельщики докричались, наконец, до голкипера ливерпульского клуба Брюса Гроббелара, который обратился к арбитру. В 15:06 игроки покинули поле. Была объявлена аварийная операция. Фанаты ливерпульского клуба срывали рекламные щиты и использовали их как носилки.

Позднее было высказано много нареканий в адрес офицеров, стоявших на равном расстоянии от болельщиков обоих клубов, чтобы в случае возникновения потасовки в любой момент их разнять. Некоторые младшие полицейские чины пытались перелезть через забор, чтобы помочь людям, прижатым к ограждениям, в то время как другие отчаянно и безуспешно ломали металлические ограждения по периметру поля.

После первого тайма игра была отменена. Пострадавших доставили в больницы. В течение двух дней после матча скончалось 94 человека разного возраста и пола. 95-й умер через четыре дня. 96-й — Тони Блэнд — через четыре года, которые он провел в коме. Самой молодой жертвой трагедии стал 10-летний Джон Пол Гилхули, кузен будущего капитана «Ливерпуля» Стивена Джеррарда. Самой пожилой — Джерард Барон, брат экс-игрока «Ливерпуля» Кевина Барона.

https://twitter.com/mossakovskiy/status/588304700887412736

В 15:15 Грэм Келли, исполнительный директор FA, прибыл в комнату полицейского контроля, где Дакенфилд сообщил ему, что ливерпульские болельщики силой вломились на стадион, создав давку, несмотря на то, что он, Дакинфилд, отдал распоряжение открыть входные ворота. В 16:15 в своем интервью BBC Келли заявил, что по сведениям, полученным им от полицейских, входные ворота были открыты без разрешения. Так весь мир узнал о том, что во всем виноваты пьяные ливерпульские фанаты. На следующий день это известие обошло газеты всего мира.

Особенно популярной версия стала после публикации в газете Sun, сделанной по личному распоряжению главного редактора Келвина Маккензи. Ссылаясь на полученную от полицейских офицеров информацию (их имена названы не были), в статье под названием The Truth («Правда») The Sun сообщила читателям: пьяные болельщики сломали входные ворота, потому что у них не было билетов, и стали мародерствовать — забирать вещи у трупов, лежащих на поле, оскорблять полицейских и работников аварийных служб, отбирать фотоаппараты у фоторепортеров, мочиться прямо на полицейских, помогавших пострадавшим в давке. Спустя несколько месяцев Sun дала опровержение, признав, что все это было ложью, но статья успела повлечь за собой другие публикации по всему миру.

Пресс-секретарь премьер-министра Маргарет Тэтчер Бернард Ингхэм и знаменитый Брайан Клаф, главный тренер «Ноттингем Форест», даже спустя пять лет после трагедии цитировали обвинения из The Sun. В Ливерпуле и графстве Мерсисайд издание подверглось бойкоту, который продолжается по сей день: там считается неприличным покупать или держать в руках The Sun. Для учредителя газеты, компании News International, это обернулось десятками миллионов фунтов упущенной прибыли.

Фото: © The Sun

Полиции не удалось заблокировать проход, ведущий к забитым секторам, после того как по приказу Данкинфилда были открыты ворота С, — вот что явилось непосредственной причиной трагедии. Опасаясь беспорядков, копы не смогли отличить воображаемую опасность от реальной угрозы жизни людей. Старшие чины находились в растерянности, не подобающей их рангу и уровню ответственности. С болельщиками обращались высокомерно и грубо. Они оказались пострадавшими, а не виновными.

Сыграло роль и плохое техническое состояние стадиона. «Шеффилд Уэнсдей», хозяин «Хиллсборо», произвел реконструкцию некоторых секторов, но не получил от местных органов власти нового сертификата безопасности и не предупредил аварийные службы. Старый сертификат оказался бесполезным, а план и схемы стадиона, которыми должны были пользоваться работники аварийных служб при проведении спасательных работ, полностью устарели, так как после реконструкции многое на стадионе изменилось.

Все эти факты относительно известны. Но в распоряжении «Матч ТВ» есть то, что прежде никогда не публиковалось в русскоязычных СМИ, — знаменитый доклад Тейлора.

Питер Мюррей Тейлор / Фото: © Manchester Daily Express / Contributor/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Лорд-судья Питер Мюррей Тейлор (с 1988-го по 1992 год — верховный судья Апелляционного суда Великобритании) — потомок литовских евреев, переселившихся в Англию в XIX веке, и, кстати, дальний родственник актрисы Гвинет Пэлтроу. Через два дня после трагедии в Хиллсборо правительство поручило ему провести расследование. Результатом стали два доклада — предварительный, опубликованный в августе 1989 года и содержащий 43 рекомендации для немедленного применения во всех клубах футбольной лиги, а также итоговый, с 76 рекомендациями. Он был обнародован в январе 1990-го.

Доклады судьи не имели законодательной силы, и не все его рекомендации были воплощены в жизнь. Но работа Тейлора по изучению и определению причин страшной трагедии считается одним из поворотных пунктов в истории английского футбола. Ее результатом стало полное переоборудование английских стадионов — преимущественно за счет налоговых поступлений. Кроме того, на каждой арене появились новые правила и системы безопасности.

Докладом Тейлора британские футбольные мужи козыряют до сих пор — как образцом здравого смысла и отправной точкой ухода страны от футбольного насилия к почти образцовой нынешней атмосфере на английских стадионах. Удивительно, что такое объемное и краеугольное расследование в крайне сжатые сроки провел один, да еще и нефутбольный, по сути, человек. Тейлору удалось скрупулезно разобраться не только с теоретическими, но и с техническими, финансовыми, административными, строительными аспектами, он погрузился в мельчайшие детали и дошел до сугубо прикладных вещей.

Итоговый доклад Тейлора очень масштабен и специфичен, публиковать его целиком нет ни возможности, ни смысла. Мы готовы предложить вашему вниманию сильно сокращенную выжимку с необходимыми пояснениями.

Трагедия на стадионе «Хиллсборо» / Фото: © globallookpress.com

Итоговый отчет о проведенном расследовании лорда-судьи Питера Тейлора, 20 января 1990 года

Вступление 

Достопочтенный Дэйвид Уоддингтон,

Советник, Член Парламента,

Министр внутренних дел

17 апреля 1989 года мне было поручено расследовать события на футбольном стадионе клуба «Шеффилд Уэнсдэй» и дать рекомендации в отношении контроля поведения толпы и обеспечения безопасности во время проведения футбольных матчей.

В помощь мне были назначены два эксперта: г-н Брайан Джонсон, главный констебль графства Ланкашир, и профессор Леонард Мондер, профессор кафедры машиностроения университета Ньюкасла, который возглавил Техническую группу для изучения Руководства МВД по безопасности на спортивных площадках «Грин Гайд» [«Зеленый справочник»], редакция 1986 года.

На протяжении 31 дня — с 15 мая по 29 июня — я выслушал устные показания 174 свидетелей во время открытых слушаний в Шеффилде. Помимо этого я получил многочисленные письменные свидетельства очевидцев трагедии. Я также неоднократно встречался с представителями клубов, лиг, болельщиков. Это были неофициальные встречи, а не открытые слушания в суде, но эти беседы помогли выявить противоречия и проверить теорию.

После трагедии на стадионе «Хиллсборо» / Фото: © Derek Hudson / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

В процессе расследования два моих ассистента и я посетили 31 спортивную площадку. Из них 24 — футбольные стадионы, остальные — спортивные сооружения, на которых проводятся соревнования по регби, крикету, теннису и гольфу. Проведя расследование и выявив, что же произошло на стадионе «Хиллсборо», я не буду возвращаться к этому в итоговом докладе, за исключением тех случаев, когда нужно будет привести пример. Я буду рассматривать более глубокие вопросы, как и обещал в п. 304 своего предварительного доклада. Моя компетенция и полномочия чрезвычайно широки.

Трагедия в Хиллсборо и предшествовавшие ей другие случаи массовой гибели людей происходили на переполненных футбольных стадионах. Количество зрителей и сама атмосфера на футбольных матчах породили своеобразные проблемы, присущие именно футболу. То, что он стоит особняком среди других массовых зрелищ, признало и правительство, подготовившее проект Закона о футбольных болельщиках 1989 года. Закон был подписан Королевой 16 ноября 1989 года.

Создалась довольно редкая, даже уникальная ситуация, когда судья, назначенный для проведения расследования, имеет право рассматривать и анализировать положения принятого Парламентом и действующего закона. Мои слова и замечания не следует воспринимать как демонстрацию неуважения к Парламенту. Наоборот, мое молчание при обстоятельствах, которые я описал, было бы расценено как трусость и малодушие.

Отрезвляющие уроки

Меня чрезвычайно удручает тот факт, что настоящий Доклад, который я представляю, является девятым по счету официальным докладом, касающимся вопросов безопасности и контроля толпы на футбольных стадионах. После всех предшествующих докладов и трех изданий «Грин Гайда» кажется невероятным, что 95 человек (на тот момент. — «Матч ТВ») погибли в давке на глазах тех, кто должен был контролировать ситуацию и принимать меры.

В январе 1986 года в докладе судьи Попплвелла о пожаре в Брэдфорде, восьмым по счету в этой череде, были обобщены выводы и рекомендации предыдущих семи докладов. В 1924 году появился доклад Шортта с анализом причин беспорядков во время проведения финальной игры чемпионата по футболу 1923 года. Доклад Мэлвина Хьюза 1946 года последовал за происшествием на стадионе «Болтон Уондерерс», когда в давке погибло 33 человека. В 1966 году Правительство поручило Честеру подготовить доклад о состоянии ассоциации футбола. Доклад Харрингтона в 1968 году вновь привлек внимание к проблемам поведения толпы. За ним в 1969 году последовал Доклад Лэнга на ту же тему. В 1972 году вслед за трагедией на стадионе «Айброкс Парк», в которой погибло 66 зрителей, появился доклад лорда Уитли о безопасности зрителей на спортивных сооружениях. В 1977 году по поручению министра по делам Шотландии появился доклад Макэлхона о поведении шотландских болельщиков на футбольных матчах. И, наконец, в 1984 году созданная по инициативе Министерства по охране окружающей среды официальная рабочая группа по вопросам насилия футбольных болельщиков представила свой очередной доклад.

В результате доклада Уитли в 1973 году вышло первое издание «Грин Гайда», а в 1975 году Парламент принял Закон о безопасности на спортивных сооружениях. Второе издание «Грин Гайда» вышло в 1976 году, а третье — в 1986 году.

Уроки из прошлых трагедий не были извлечены и осознаны в полной мере, а рекомендации не были выполнены. Я понимаю, как легко критиковать задним числом, но трагедию в Хиллсборо можно было предвидеть и не допустить.

Еще в докладе Мэлвина Хьюза 1924 года отмечалось: начинать контролировать толпу зрителей необходимо с входных ворот на стадион. Глава 16 «Грин Гайда» определяет максимальное допустимое количество зрителей, которое было сильно превышено в огороженных секторах в Хиллсборо, что и оказалось роковым для многих десятков людей. Там же отмечена необходимость наличия ворот в заграждениях по всему периметру поля с тем, чтобы в случае чрезвычайной ситуации позволить зрителям выйти на поле. Почему же к этим и другим рекомендациям не прислушались?

Я могу назвать две причины. Первая: неуемное желание принять сдерживающие меры против хулиганов. Вторая — элементарное самодовольство, которое позволило ответственным лицам думать, что если раньше ничего страшного не случалось, то не случится на этот раз.

Большинство наших арен физически и морально устарели. 58 футбольных клубов в стране владеют стадионами, построенными в период с 1889-го по 1910 год. Они обветшали, не имеют навесов, не учитывают современную логистику. Зрителям приходиться стоять на протяжении всей игры под открытым небом в любую погоду, на некоторых стадионах туалетные кабинки в ужасном состоянии, плохо убираются или же их до смешного мало.

Понятно, что это создает большие неудобства. Доходит до того, что иные зрители не считают зазорным помочиться прямо на стену или даже на трибуне, чего большинство из них никогда не позволят себе в других общественных местах. Полиция, которая обязательно арестует человека, справляющего малую нужду на улице, совершенно равнодушно относится к этому на стадионе, и самое большее наказание для нарушителя — словесное замечание. При таком явном попустительстве поведение толпы становится малоуправляемым, а беспорядки — обыденным явлением.

Прохладительные напитки, предлагаемые зрителям, низкого качества. Об ассортименте лучше не говорить, настолько он беден. Обычной едой для болельщиков становятся гамбургеры и чипсы. Повсюду воняет луком. Мусорных бачков катастрофически не хватает. Везде валяются обертки, банки, коробки, пакеты. Такая обстановка поневоле вызывает отвращение и дурные манеры. Сама атмосфера не способствует пробуждению чувства гордости за стадион или уважения к окружающим болельщикам.

Очень редко на стадионах до начала матча проводят какие-либо мероприятия развлекательного характера. В основном это музыкальные номера с комментариями диск-жокея или марширующие оркестры. Все это ярко контрастирует с совсем другим миром всего в нескольких ярдах от основной массы зрителей. Я говорю о роскошных VIP-ложах. Отдаю себе отчет в том, что там обслуживаются богатые клиенты, которые дают основную выручку. Никто не предлагает покрыть ковровыми дорожками обычные зрительские сектора или кормить рядовых зрителей изысками высокой кухни. Но хотя бы минимальный уровень сервиса для рядовых зрителей должен быть обеспечен, чтобы они не чувствовали себя униженными.

Неудивительно, что количество зрителей на футбольных матчах резко снизилось с 77 миллионов зрителей в сезоне-1949/50 до 20 миллионов в конце 80-х. Сыграло роль и хулиганство. На протяжении 70-х оно стало настоящим бичом стадионов и их окрестностей. Болельщики устраивали потасовки и дубасили друг друга прямо на трибунах. Часто зрители выбегали на поле, иногда для поддержки своих игроков, иногда, чтобы сорвать матч, особенно если любимая команда проигрывала, или оскорбить судью или игрока, вызвавших неудовольствие зрителей.

Матч между командами «Челси» и «Шеффилд Уэнсдей» / Фото: © H. F. Davis / Stringer/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Еще одним проявлением хулиганских действий было бросание различных предметов в игроков на поле, полицейских или болельщиков команды соперников. Полиция приняла меры против таких выходок и начала обыскивать зрителей перед тем, как пропустить на стадион, но болельщики пошли на хитрость и стали бросаться монетами, которые не могли быть признаны оружием или опасными предметами, а, следовательно, не подлежали конфискации. При этом они затачивали края монет, что, безусловно, делало их своего рода холодным оружием.

Одной из характерных особенностей поведения болельщиков стало скандирование и распевание хором традиционных песен, как национальных, так и местных или клубных. Но в последнее время участились случаи распевания песен оскорбительного содержания, направленные на судью или болельщиков другой команды. Особенно отвратительны песни расистского содержания, адресованные чернокожим игрокам.

Банды футбольных хулиганов устраивают погромы в поездах, автобусах, наносят ущерб чужой собственности. Некоторые специально отклоняются от маршрута по пути на матч, чтобы подебоширить в местных магазинах, запугивая их владельцев и работников, воруя товары и круша что ни попадя на своем пути.

Сегрегация

Клубы стали делить зрительские сектора на места для местных и приезжих болельщиков. Многие из нынешних заграждений очень высокие и имеют на вершине острые зубья или окаймлены колючей проволокой. Параллельно предпринимаются настолько жесткие меры безопасности, что законопослушный болельщик из числа приезжих вынужден участвовать в полицейской операции, напоминающей конвоирование военнопленных. Я не назову ни одного другого вида спорта в цивилизованных странах, в котором бы принимались такие беспрецедентные меры безопасности, и все ради того, чтобы одни болельщики не поколотили других.

Помимо имиджевого ущерба затраты на проведение подобных операций неимоверно высоки. В прошлом году полицейское обеспечение только лондонских матчей составило 10 миллионов фунтов стерлингов, из них лишь один миллион был компенсирован самими клубами. В Хиллсборо во время матча на стадионе и за его пределами несло службу 800 офицеров. Понятно, что в тот день они не могли выполнять свои прямые обязанности в другом месте.

Когда после матча 40 000 разгоряченных болельщиков выходят со стадиона, это не сулит ничего хорошего жителям расположенных неподалеку от стадиона кварталов. Нередко болельщики громко распевают песни, как правило, агрессивного содержания. Они заходят в сады и палисадники для того, чтобы справить нужду. Повсюду вышвыриваются пустые банки, пакеты, коробки. Болельщики могут даже вломиться в магазины и разграбить их. Транспорт обычно переполнен. Улицы забиты припаркованными автобусами и машинами. Боковые улочки и переулки патрулируются полицейскими, призванными защитить жителей близлежащих домов от погромов.

Но что это дает? Сегрегация, как основное направление работы полиции с толпой, имеет своей целью сдерживание и контроль плохого поведения, но никак не устранение такого поведения. В действительности сам факт разделения и противопоставления болельщиков двух встречающихся на поле команд еще больше настраивает болельщиков друг против друга. Сегрегация ведет к противопоставлению «нас» и «их». На болельщиков команды соперников смотрят, как на группу людей, против которой следует направлять свою враждебность. А понимание того, что до «противника» физически не дотянуться, так как он находится в огороженной зоне, ведет к тому, что соперники переходят на словесную войну. Кроме того, не лишено смысла утверждение, что если с людьми обращаться как с потенциальными нарушителями закона и правопорядка, это может их спровоцировать, и они могут начать себя вести как нарушители общественного порядка. Борьба ведется с внешними внешние признаками хулиганства. Болезнь же остается и загоняется вглубь.

Поощрение и требование от болельщиков хорошего поведения должно быть главной задачей менеджеров клуба. Вряд ли напечатанная в программке матча фотография председателя правления клуба, запечатлевшая момент вручения председателем чека на сумму в 750 фунтов в качестве компенсации игроку клуба, оштрафованному на эту же сумму по решению УЕФА за некорректное поведение на поле, будет способствовать желанию вести себя корректно. То же самое можно сказать о другом председателе, который устроил встречу на «высшем уровне» для возвращающихся из Греции болельщиков своего клуба, задержанных за безобразное поведение на футбольном матче, который проводил их клуб в Греции. Даже если он искренне сомневался в объективности судебного процесса.

В завершении своего обзора современного состояния футбола необходимо коснуться СМИ. Когда происходят стычки или драки на поле или в зрительском секторе, миллионы телезрителей могут увидеть это на экранах своих телевизоров. Когда английские болельщики едут за границу поболеть за своих, дурная слава бежит впереди них самих. От них уже заранее ждут, что они будут бесчинствовать. Поэтому независимо от своего поведения они обречены на холодный и враждебный прием со стороны болельщиков команды соперников. Все это провоцирует столкновения. Порочный круг замкнулся. И наступил момент полной переоценки стандартов игры. Спортивные площадки должны быть усовершенствованы, отношение к зрителям — стать более лояльным.

Сидячие места

Не существует панацеи, которая позволит добиться абсолютной безопасности и избавиться от всех проблем, связанных с поведением зрителей и контролем над толпой. Но сидячие места позволяют достичь этой цели быстрее, чем какие-либо другие меры. В настоящее время в 92 клубах английской лиги соотношение мест 2 к 1 в пользу стоячих.

Я рекомендую, чтобы трибуны спортивных сооружений первого и второго дивизионов Лиги и национальных стадионов стали полностью сидячими к началу сезона-1994/95. Сокращение продажи билетов на стоячие места каждый год должно составлять 20 процентов, причем для грамотного выполнения этих планов следует учредить консультативный совет.

(Далее следуют подробнейшие рекомендации по финансированию предлагаемых изменений с привлечением конкретных фондов, трестов, лотерей, букмекеров, пожертвований, Королевской комиссии Ротшильда по азартным играм, отменой НДС на доходы клубов от матчей, привлечением доходов от трансферов. — «Матч ТВ».)

Поведение команд

Первое требование к игрокам, судьям, менеджерам и руководителям клубов — остановить подстрекательство и насилие среди игроков во время или после матчей. Судьи, менеджеры и директора имеют право сделать это. Если они им не воспользуются, FA должна будет поддерживать жесткую дисциплину и штрафовать и наказывать игроков и сами клубы. Нет причины, по которой насилие на поле было бы неподвластно закону и полиции.

Стандарты безопасности

В этой главе Тейлор подробно остановился на:

— плотности зрителей в секторах, предложив сократить ее на 15 процентов;

— заграждениях с кольями;

— угле наклона трибун;

— высоте ограждений, рвах и барьерах;

— снижении технологической дикости заградительных средств и одновременном усилении правовых запретов проникновения зрителей на поле;

— аварийных выходах;

— функциях полиции и стюардов;

— стоимости оплаты их услуг;

— критериях подбора сотрудников на время матчей;

— скорости прохода зрителей на стадион (660 человек в час через один турникет вместо 750) и выхода из него (8 минут для всех зрителей);

— средствах связи для служб безопасности, вплоть до конкретных моделей раций и отмены кода жестов;

— щитах, маршрутах движения на вход и выход, лестницах, обследованиях и проверках, противопожарной безопасности, чрезвычайных ситуациях и зрителях-инвалидах:

— медицинском обеспечении и «скорой помощи»;

— полицейской комнате контроля;

— алкоголе до и во время игры («не ослаблять, а усиливать ограничения»);

— раннем начале матчей, чтобы толпа не успела напиться, и приоритете воскресений в календаре;

— билетах и спекулянтах;

— системах теленаблюдения;

— национальной футбольной разведке и внедрении информаторов в банды хулиганов;

— необходимости узаконить отдельный вид правонарушения — на спортивных площадках, в том числе за метание предметов, угрозы и оскорбления;

— стратегии клубов в борьбе с хулиганами на успешном примере «Лутона»;

— способах контроля лиц, лишенных права посещать стадионы;

— сертификации и лицензировании арен;

— национальной программе членских карт, принятой Маргарет Тэтчер, с посекундным и числовым обоснованием ущербности этой программы.

Последствия доклада

Работа Тейлора оказала на английский футбол сильнейшее воздействие. Правительство отменило стоячие сектора, железные решетки, членские карты, способствующие созданию толпы на входе. На стадионах появились автоматические ворота, открывающиеся и обеспечивающие эвакуацию при превышении определенного усилия толпы. В МВД было создано специальное подразделение, координирующее всю деятельность, связанную с футбольными болельщиками, которое подчиняется только министру внутренних дел, министру спорта, а в некоторых случаях лично премьер-министру. Кроме того, сформировался FBOA (Football Banning Order Authority) — специальный орган при правительстве, выдающий запреты на посещение матчей, курирующий полицейские операции в аэропортах и на вокзалах, расследующий хулиганские инциденты и поддерживающий тесные связи с футбольным отделом NCIS (National Criminal Intelligent Service, британская служба разведки).

Эта структура, в свою очередь, осуществляет в футболе настоящую разведывательную деятельность — с переодетыми детективами, скрытыми камерами, офицерами в каждом клубе и обменом опытом с коллегами по всей Англии и Европе. Сотрудники NCIS подключены к общенациональной футбольной базе и данным Скотланд-Ярда, они выезжают на гостевые матчи, включая зарубежные, как с клубами, так и со сборной, причем эти поездки оплачиваются футбольными структурами. Информация оплачивается детективам отдельно: данные об убийствах на стадионах могут стоить несколько сот фунтов, сведения о несанкционированном перемещении того или иного фаната — от 50.

После доклада Тейлора в Англии стало действовать незыблемое правило правило трех F, которого должен придерживаться любой стюард или полицейский: firm, fair, friendly — твердость, справедливость, дружелюбие.

Изменилась и общая концепция футбольной безопасности в стране. Сегодня она такова:

— абсолютной безопасности не существует, но к ней нужно стремиться;

— необходим баланс между уровнем безопасности и общественным порядком;

— недопустима неясность в вопросе о том, кто именно отвечает за безопасность;

— безопасность обеспечивается как правильным управлением толпой, так и конструкцией спортсооружения;

— безопасность не может быть достигнута исполнением предписаний внешних органов — ответственные на местах должны понимать эти требования и искренне считать их правильными;

— достижение безопасности — не однократная акция, а постоянный процесс.

В 1996 году опыт Великобритании в значительной степени перенял Евросоюз.

В апреле 1997 года Питер Тейлор умер от рака в собственном доме в возрасте 66 лет.